Петр Сапожников, 8 июня
«Каждый малый народ России должен стать хорошим или будет уничтожен»
Почему пропаганда делит нерусских россиян на правильных и неправильных?
Автор «Подвига» Петр Сапожников рассуждает о старом тренде, заигравшем в последние месяцы новыми красками — пропагандисты называют «русскими» лояльных представителей малых национальностей, а нелояльных клеймят и отправляют «обратно в аулы». Если хорошо подумать над этой уловкой — можно понять, что означает странный путинский термин «денацификация», который Кремль, кажется, стесняется расшифровывать.
Чемодан — вокзал — аул
Российские пропагандисты продолжают искать правильных татар, башкир, украинцев и бурятов, но найдут только фашистское государство, гражданскую войну, распад страны и свой бесславный конец.

Это не новый для России дискурс — например, кавказские народы разделены в общественном сознании на правильную и неправильную часть давно. Есть неправильные чеченцы, которые не были в восторге от предыдущих российских «спецопераций» и военных преступлений и боролись за независимость, а есть правильные — верные пехотинцы Владимира Путина. Есть хитрые и изворотливые армяне, обязательно преступники и подлецы, которые стремятся всех обмануть и обокрасть, — а есть обаятельные Фрунзик Мкртчян и Армен Джигарханян. Есть бандиты-азербайджанцы, которых можно называть «черножопыми гнидами», а есть доблестные красноармейцы, вместе с которыми русские деды брали Берлин.
Колонка об Алексее Балабанове — последнем русском художнике

«Искалеченное русское бессознательное сперва выбросило Данилу Багрова на берег, а затем уверовало в него, как в нового Спасителя»

Особенность восприятия «правильных» представителей малых национальностей в том, что их упорно пытаются записать в русские. Это лучший комплимент, который условный бурят может получить в результате праведного и полезного для страны жития — «да он наш, давно уже обрусел».

В последние месяцы это восприятие усиливается, и выдающийся пример — колонка Ульяны Скобейды в «Комсомольской правде» о девушке из Казани, надевшей футболку с надписью «Я не русский». Поскольку девушка явно высказывается против «русского мира» — унижать ее можно как угодно, хоть подобные выпады в адрес «правильного» татарина можно было бы подогнать под 282 статью УК РФ — «Возбуждение ненависти либо вражды по признаку национальности».
Героиня пропагандистской колонки
Скобейда резко отвечает на надпись «Я не русский» — говорит, что по «голубушке» это видно. «Чемодан — вокзал — аул, милая, ты ведь из деревни, да? Казанцы рассказали мне, что на этой станции фотографируются только приезжие», — пишет журналистка. «Позировала, наверное, ночью: в другое время тебя скрутили бы и побили, так мне сказали нормальные татары».

«Нормальные» татары не должны обижаться на такое уничижительное отношение к людям из деревень и с пониманием отнесутся к оценке другой татарки по внешнему виду. Ведь Скобейда сразу приводит контрпримеры: по Нурмагомеду Гаджимагомедову, погибшему в Украине десантнику, не видно, что он «не русский». Не видно и по герою другого материала Скобейды, дагестанцу, 30 лет прожившему в России — он якобы кричал, что русский и его дети «по-нашему уже не говорят», что должно было подчеркнуть его лояльность стране.

«Не прижилось в России ельцинское слово россиянин, потому русский это и гражданство, и принадлежность к бывшему СССР, и “русский по духу, но живу в Бразилии”, и, да, этническое понятие», — пишет Скобейда.
«Люди огрызаются, когда я говорю, что “хач” меня воспитал и я не хочу слышать это слово»

Журналистка «Подвига» Марина Муратова написала колонку о жизни в России, которая решила денацифицировать Украину, забыв перед этим денацифицировать саму себя.

Попутно она делает забавную аналогию: говорит, что противников спецоперации «народ выплевывает и исторгает, как Матрица выплюнула ставшего чужеродным Нео». Неплохо было бы погуглить и узнать, что Матрица — это иллюзия, с помощью которой суперкомпьютер поработил и обманул миллионы людей, а Нео — борец за свободу и жизнь в реальном мире. Но текст не об этом.
Средь них — уважаемый мной Чарли Чаплин
Как всегда и бывает с людоедскими идеями русских пропагандистов, сильнее всего они бьют по людям, лишенным привилегий. Противника войны с русским именем и русской фамилией не назовешь пархатым предателем или правнуком бандеровца, а вот по Гарри Касапрову, Чулпан Хаматовой и Валерию Меладзе сам бог велел так ударить (потому что бог с русскими). И даже Юрия Шевчука можно записать сразу и в «башкирята», и в «хохлы».

Парадокс в том, что нерусским сторонникам войны (да и тем, кому глубоко по барабану) тоже угрожает этот дискурс. Если человека можно назвать «чуркой» или «жидом» за то, что он не согласен с идеями русского мира, что мешает назвать его так же за другие грехи? Вышел на защиту Куштау — мгновенно выписан из русских и вписан обратно в немытые башкиры, отказался погибать за русскую весну в Северодонецке — и вот ты снова бурят, и весна уже не твоя. Это работает и на бытовом уровне — «узкоглазой сволочью» теперь можно стать в любом конфликте с представителем титульной нации.

Скойбеда, подобно глуповатому герою песни Владимира Высоцкого, отказывается считаться шпаной и бандитом и решает податься в «антисемиты», ведь «на их стороне хоть и нету законов, поддержка и энтузиазм миллионов». Но герой Высоцкого сталкивается с дилеммой:
Я долго крепился, ведь благоговейно
Всегда относился к Альберту Эйнштейну.
Народ мне простит, но спрошу я невольно:
Куда отнести мне Абрама Линкольна?
Аргументы друга-алкоголика все-таки убеждают героя песни в правоте антисемитов, ведь евреи распяли бога и пьют кровь христианских младенцев. Скобейда поступает с этой дилеммой иначе — она бы записала «пострадавшего от Сталина Каплера» и «уважаемого Чарли Чаплина» в «правильных евреев», которых можно называть русскими. Но этот фокус придумала не она.

Старый тренд играет новыми красками не только благодаря Ульяне Скобейде, Владимиру Соловьеву и Маргарите Симоньян, глубоко презираемой на родине. Когда Владимир Путин говорит, что он лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, татарин, еврей, мордвин, осетин — он, как это часто с ним бывает, имеет в виду ровно обратное.
«Антисемиты»
Песня Владимира Высоцкого
Это дагестанцы, чеченцы, ингуши и татары теперь — русские.
Недорогие россияне
Суть денацификации — термина, который Кремль никак не может объяснить россиянам — именно в этой извращенной русификации. Поэтому в сюжете РИА «Новости» депутат «Народного совета ЛНР» возмущенно причитает, что русскую литературу в Украине преподают как иностранную, а стихи Пушкина и Лермонтова переводят на украинский. И поэтому же пропагандисты в ужасе от флешмоба, в котором власти узбекского Чирчика под Ташкентом предлагают говорить местным не на русском, а на узбекском языке.

Россиянам, объятым имперскими иллюзиями и поглощенным ресентиментом, который льется из телевизора прямо в рот, даже не нужно объяснять, почему эти новости должны их возмущать. Украинцы и узбеки, отказавшиеся быть русскими, перестают быть «хорошими» украинцами и узбеками и превращаются в «нациков» и «фашистов». Именно в этом идея путинской денацификации, о которой неудобно говорить прямо — каждый малый народ многонациональной России должен стать хорошим или будет уничтожен. Термин «россияне», искусственная и высокопарная форма, которая до конца XX века использовалась в основном поэтами для попадания в нужный ритм, действительно должен исчезнуть — зря откопал его глупый Ельцин, даривший направо и налево суверенитет. Понятие советского народа тоже не перекликается с имперскими идеями Путина — не просто так президент России не любит Ленина, автора советской идентичности.

Умберто Эко сформулировал 14 признаков вечного фашизма в одноименном эссе. Современная Россия давно собрала бинго — мачизм, сексизм и новояз у нас в ходу. Но процитировать хочется концовку работы итальянского писателя:
Было бы так удобно для всех нас, если бы кто-нибудь вылез на мировую арену и сказал: “Хочу снова открыть Освенцим, хочу, чтобы черные рубашки снова замаршировали на парадах на итальянских площадях”. Увы, в жизни так хорошо не бывает! Вечный фашизм может представать в самых невинных видах и формах. Наш долг — выявлять его сущность и указывать на новые его формы, каждый день, в любой точке земного шара.
Ни на секунду не стоит забывать, что путинская борьба с национализмом — довольно глупая уловка. Все, что мы видим на экранах федеральных каналов, все, что выливается из ртов путинских чиновников, все, что делает российская армия — это чистый, ничем не разбавленный фашизм. Пока что этот фашизм застенчив — именно поэтому мы видим лукавую игру с хорошими татарами и правильными украинцами. Но это только присказка, а сказка — впереди.
Впрочем, есть и хорошие новости
Вот еще один отрывок из «Вечного фашизма» Умберто Эко:

«Сочлены должны чувствовать себя оскорбленными из-за того, что враги выставляют напоказ богатство, бравируют силой. Когда я был маленьким, мне внушали, что англичане — “нация пятиразового питания”. Англичане питаются интенсивнее, чем бедные, но честные итальянцы. Богаты еще евреи, к тому же они помогают своим, имеют тайную сеть взаимопомощи. Это с одной стороны; в то же время сочлены убеждены, что сумеют одолеть любого врага. Так, благодаря колебанию риторических струн, враги рисуются в одно и то же время как и чересчур сильные, и чересчур слабые. По этой причине фашизмы обречены всегда проигрывать войны: они не в состоянии объективно оценивать боеспособность противника».

Петр Сапожников для «Подвига»

Made on
Tilda