ПЕТР САПОЖНИКОВ, 19 мая 2022
«Встать у мрака на пути»
Почему поэт и выпускник философского факультета Виталий Кольцов бросил в автозак коктейль Молотова
«Подвиг» поговорил с близкими людьми человека, чей поступок в начале мая потряс всех, кто его знал. «Цвет русской интеллигенции», «поэзию чувствовал кожей», «светлый, чистый, благородный, «всегда выступал за мирное решение вопросов, за диалог» — это лишь несколько характеристик Кольцова. При этом в последние месяцы Виталий был печален, задумчив и крайне плохо переносил происходящее. Рассказываем, почему бросок Кольцова сложно назвать покушением на чью-то жизнь и как нарастающее ощущение безысходности перемалывает целые поколения думающих и совестливых россиян.
Большую часть времени я, конечно, читал. Слушал людей, которых в другой обстановке не встретить. Стал чемпионом камеры по шахматам. Отрисовал настолку «Каркассон» в древнерусской стилистике, но в него играли мало. По редким известиям о точном времени разработал солнечные часы — контур соседних крыш с картинками солнца и временем. Провёл в камере поэтический вечер по современным поэтам (но читал только я). Прикормил синиц сквозь решётку. В общем, выспался.
Виталий Кольцов
Пост в фейсбуке после ареста на протестном митинге в поддержку Алексея Навального в январе 2021 года.
Шахматы работы Виталия и его сокамерников-политзаключённых.
«Для будущего музея революции», — шутил Кольцов в фейсбуке.
После 2 мая 2022 года Виталий может провести в тюрьме всю жизнь, или 12 лет — при хорошем раскладе. В этом материале «Подвиг» пытается выяснить, что за человек — Виталий Кольцов, которого российский суд так стремится изолировать от общества.
1
Как пустыню озарило
По версии следствия, около семи часов вечера 2 мая Виталий Кольцов бросил две пластиковые бутылки с зажигательной смесью в автозак, принадлежащий Главному управлению Нацгвардии в Москве. Автобус загорелся, внутри (опять же, по версии следствия) находился полицейский Александр Федяев. В материалах дела нет информации о том, что Федяев получил какие-либо травмы — только нравственные страдания. И все же Виталия Кольцова обвинили в посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительных органов — это статья 317 УК, наказание — от 12 до 20 лет, пожизненное лишение свободы либо смертная казнь, на которую в стране все еще действует мораторий. Впрочем, «Медиазона» отмечает, что в судебной практике по подобным делам пожизненное лишение свободы не назначалось, если потерпевший силовик остался жив.

Подруга Виталия Мария Баранчикова, знакомая с Кольцовым с 1999 года, рассказала «Подвигу», что видеозаписи не подтверждают, что внутри автозаков кто-то был.
«Судя по доступному видео, мы с уверенностью можем говорить о том, что после поджога полицейский заскочил в кабину, чтобы достать из неё огнетушитель. Виталий, уверена, даже в помутненном сознании, даже в депрессии, если таковая у него была, точно не тот человек, кто сознательно поднял бы руку, покусился на здоровье другого», — уверена Мария.
Того же мнения Дмитрий Керн — друг Виталия, с которым они знакомы более 20 лет. «Я не могу даже гипотетически представить что Виталий намеревался причинить вред людям. Это не тот метод, которого даже теоретически можно было бы ожидать», — говорит Дмитрий.

4 мая Хамовнический районный суд отправил Кольцова под арест до 2 июля. Адвокат просил назначить более мягкую меру, настаивая, что тяжесть преступления преувеличена, а следствие поступает шаблонно. Сам Виталий тоже просил не отправлять его в СИЗО.

«Понятно, что суд не рассматривает вопрос квалификации, но я не планировал убить сотрудника, планировал нанести ущерб транспортному средству. Я не знал, что внутри кто-то находится, и предполагал, что автозак быстро потушат, а сотрудники быстро смогут выйти из него. Сама статья не совсем верна, но очевидно, что я совершил преступление», — говорил Кольцов на суде.
«Я прошу вас назначить моему мужу домашний арест, чтобы он мог побыть с младшим сыном и помочь в воспитании старшего. Нашей семье это очень нужно», — просила суд жена Виталия. Ирина работает преподавателем биологии, младшему сыну обвиняемого сейчас всего 9 месяцев.
Есть такое общее место, с которым все сталкивались — «интеллект осьминога/шимпанзе/дельфина/слона находится на уровне 2–3–4-летнего ребёнка».

Ну, и я думал по этому поводу — «довольно глупые». И всё было нормально, но вот у меня появились собственные дети, и им стало два, три, четыре года. У них не было ни знаний, ни навыков, но было всё остальное, что делает человека человеком. Тогда я однажды сопоставил два и два, и мне открылась довольно неприятная правда. Которую сознание решительно вытесняет, потому что мне и так в жизни по горлышко хватает и чувства вины, и общественного активизма.

Слушайте… это люди.
— Виталий Кольцов, пост в фейсбуке 28 апреля 2022 года.
Совсем недавно Виталия перевели в СИЗО №7 «Капотня» в Москве. До сих пор он не имел возможности пообщаться ни с близкими, ни с адвокатом.
2
«Отчаянная попытка, символический жест»
Друзья Кольцова рассказывают, что Виталий рос в семье микробиологов, у него был младший брат Дмитрий — талантливый музыкант, студент Гнесинки. «К моему величайшему сожалению, Митя погиб при попытке ограбления возле своего дома. Преступление так и не было раскрыто, и я допускаю, что оно и сама несправедливость случившегося глубоко потрясла Виталия», — говорит подруга Кольцова Мария.

Виталий окончил философский факультет РГГУ, в последние годы занимался разработкой обучающих материалов и создавал сценарии для ролевых игр. Большинство друзей Кольцова, с которыми удалось поговорить «Подвигу», знакомы с ним благодаря московской тусовке игроков в «Что? Где? Когда?».
«Когда у меня собирались ученики, у каждого класса был свой стиль общения. С этим классом мы играли в интеллектуальные игры, скорее всего с подачи Виталика. Поэтому я не удивилась, когда узнала, что он всерьез увлекся ролевыми играми — это было для него так органично», — рассказала «Подвигу» классный руководитель Кольцова Татьяна Мусатова.
«В 1999 году мы ходили на съёмки “Брейн ринга”, которые собирали молодежь с самыми разными интересами, но общим стремлением к интеллектуальным играм. Виталий играл в ЧГК, наверное, потому что у него блистательный и глубокие познания в истории и литературе, в философии. Также он реализовывал их, придумывая сценарии кабинетных ролевых игр. Этот свой интерес и талант он перенес в работу, стал автором и ведущим ролевых игр на коммерческой основе», — рассказывает подруга Виталия Мария Баранчикова.

Кроме того, Кольцов пишет стихи и даже издавал их отдельными книгами. За несколько часов до того, как бросить в автозак коктейль Молотова, он опубликовал в фейсбуке одно из своих стихотворений:
Небо пурпуром цветёт,
Небо плачет и смеётся.
Завтра солнце не взойдёт,
Только нам вставать — придётся,

Встать у мрака на пути,
До предела, до упора:
Если сможет он пройти,
Нам уже не знать позора.

И цунами разметёт
Самозванную плотину;
Солнце завтра – не взойдёт,
Мы взойдём на гильотину.

Небосвод — букеты роз —
То нежнее, то жесточе:
Ожидает нас мороз,
Лютый холод тёмной ночи,

Равнодушье горних сфер
И томительные стоны
Выползающих из недр
Огнедышащих драконов.

Нынче солнце не взошло.
Стынут звёзды в небе ясном.
Но грядущее светло,
А прошедшее — прекрасно;

Если день навек погас —
Не померкнет наша слава.
Смерть даётся только раз,
Изберём её по нраву,

Чтоб увидеть под конец,
Как пустыню озарило
Наших огненных сердец
Восходящее светило.
Кольцов активно участвовал в мирных протестных акциях и анализировал их — он составлял карты демонстраций, собирал лозунги, которые скандировали участники, и публиковал информацию о проектах помощи политзаключенным. Как рассказал «Подвигу» друг Кольцова Дмитрий Керн, он также участвовал в выборах в качестве наблюдателя и «всегда выступал за мирное решение вопросов, за диалог».

В последнее время Кольцов, по словам друзей, был подавлен, задумчив и «крайне плохо переносил то, в каком виде сейчас находится мир вообще и отношения между людьми». «Как знающий его человек, могу сказать, что меня потряс его поступок. Я вижу в нем отчаянную попытку, символический жест. Но по существу это не покушение, а хулиганство. Не перформанс уровня поджога дверей ФСБ, но и не покушение на жизнь сотрудника силовых ведомств, которое ему пытаются вменить», — уверена подруга Виталия Мария.
3
Человек Серебряного века
«В 1993 году я сказала им в напутственной речи на выпускном вечере: “Вижу перед собой цвет русской интеллигенции ХХI века”. Кто бы мог подумать, что век будет таким и судьбы русской интеллигенции будут такими!» — написала вскоре после ареста Кольцова классный руководитель и учитель литературы Татьяна Мусатова. Они не виделись с Кольцовым после эмиграции Татьяны в 2014 году, но до того на Татьянин день в ее доме собирались выпускники разных лет, и Виталий всегда был в их числе.

«Выпуск 1993 года был уникальным. Столько ярких индивидуальностей в одном классе ни разу не встречалось. Численно преобладали девушки. Умные, развитые, из тех, кто за словом в карман не полезет. Но по прошествии времени я понимаю, что именно благодаря Виталику сложился дружный коллектив с высокими этическими и поведенческими нормами. Именно он задавал хороший тон», — рассказывает Мусатова «Подвигу».
Виталий Кольцов (второй справа) в университете. Источник: Сергей Подстаницкий, фейсбук
По ее словам, невозможно было представить, чтобы Кольцов позволил себе выплеск негативных эмоций — не только грубое, но даже невежливое слово.

«Кто-то в комментариях назвал Виталика человеком XIX века. Я вижу его иначе: он человек Серебряного века, свободного от имперского мышления и дворянских условностей. Самоуважение как самовыражение. В школе давно отменили форму, но невозможно было представить себе Виталика в джинсах и свитере. Всегда подчёркнуто опрятный, элегантный даже в пиджаке, из которого вырос, с прекрасной осанкой и гордо поднятой головой. Воплощенное чувство собственного достоинства, не допускающее фамильярности даже с близкими людьми. Общительный и приветливый интроверт. Галантный по отношению к любой даме».
Я ожидал их так давно,
Что в час, когда пришли,
Мне стало так же все равно,
Как лодке на мели.

Я оглядел их сверху вниз —
Процессию теней:
На козьих ножках — тельца крыс
И хоботки свиней.

Они рванулись, как на мед,
На давний мой дневник...
Они оставили помет
На переплетах книг…

Какой-то выхватив альбом,
Захрюкали в углу...
А я стоял, прижавшись лбом
К прохладному стеклу.

А я глядел на дальний бор,
На три моих сосны,
Я знал, что всё иное вздор,
Непрошенные сны.

Там, отрицая этот сброд,
Лаская и даря, —
Вставала из раздольных вод
Пурпурная заря.

И в лике пенных облаков,
Прекрасны и тихи,
Текли, не ведая оков,
Бессмертные стихи.

Не зная страха и утрат,
Был легок путь в зенит...
Я знал, что этот высший лад
Никто не осквернит.

И оглянувшись на зверье,
На разоренный стол,
Я, как во сне, сказал:
«Мое. Давайте протокол».

Виктор Некипелов, «Баллада о первом обыске». Это стихотворение Виталий Кольцов опубликовал в фейсбуке 5 марта 2022 года.
«Поэзию он чувствовал кожей. Когда я начинала новую тему, задавала учить к первому уроку стихи. И чтобы все разные. Всех уроков не упомнишь, но я отчётливо вижу, как Виталик открыл урок по Серебряному веку: “Я мечтою ловил уходящие тени…” Тоненький, стройный, строгий. И как его слушали! Он писал прекрасные стихи. У меня есть его сборник с дарственной надписью. Увы, в России», — рассказывает Мусатова.
4
Страх и боль
О мотивах Виталия Кольцова его друзья судить не берутся — кто-то не был близок с ним в последние годы, кто-то не мог представить такого поступка и пока не сумел пообщаться с Виталием после случившегося. «Мне кажется, что это нарастающее ощущение безысходности для человека, безусловно любящего свою страну, своих сограждан, планировавшего жить в России и видеть её другой», — говорит Мария Баранчикова.

Похожее мнение у преподавательницы Татьяны Мусатовой: «Я следила в фейсбуке за его протестной деятельностью и очень за него волновалась. Обреченность мирного протеста была очевидна, а опасность велика. И вот случилось страшное. Этот светлый, чистый, благородный человек несовместим с ужасами российской карательной системы».
Кровавый закат раскрылся над башнями «Украины»,
Реки холодные волны отбросили свет назад,
И там, за рекой, застыли стальные бронемашины,
А здесь подымались цепи завалов и баррикад.

Где не было плит и бревен – стеною стояли люди,
В их взглядах была надежда, и ненависть, и тоска...
Но глохли моторы танков, не смея взойти на груди,
И медлили почему-то бестрепетные войска.

Свобода приговоренных – свобода на баррикадах!
Кто с жизнью готов расстаться – не знает рабства и тьмы,
Свободным он будет биться на улицах и в засадах,
Свободную примет гибель за вольность своей страны.

Темнело. Стояли танки; приказа ждали солдаты.
Под мокрым холодным ветром все рос укреплений вал.
За ним, уходя под небо, весь розовый от заката,
Бесстрашным и грозным сфинксом российский парламент встал.

А дальше – на тонком шпиле, гордясь своей высотою,
Летел – дабы знали люди, что и за спиною враг, –
Насмешкою над народом, насмешкою над страною,
В кровавом вечернем небе кровавый серпастый флаг.

Виталий Кольцов, «Август», 1991

«Я не берусь оценивать его поступок. В сложившейся ситуации меня беспокоит то, что ему пытаются инкриминировать покушение и срок, который вычеркнет человека из жизни практически навсегда, это раз. И второе, безусловно, это отберет его у семьи, что мне видится недопустимым. Поэтому в сложившейся ситуации я считаю необходимым изменить заключение на штраф и вернуть Виталия в общество», — считает подруга Виталия Мария.

«Слежу в телеграм-чате за тем, как пытаются помогать его прекрасные друзья, как разыскивают по всем СИЗО и не могут найти. Страх и боль. Если бы я умела молиться, я молилась бы за него и за многих других узников совести. Но не умею», — рассказывает Татьяна Мусатова.

К счастью, сейчас уже известно, где находится Виталий. Это СИЗО №7 «Капотня» в Москве. Ему можно писать письма в системе ФСИН. Получатель — Виталий Витальевич Кольцов, 1976 года рождения. Также друзья Кольцова собирают деньги на адвокатов и помощь семье.
Номер карты 2202203229776192 — «Сбербанк» — Ирина Викторовна Варывдина, карта «Мир».

Банковские реквизиты жены Виталия:

Сбербанк России Москва
БИК 044525225
к/с 30101810400000000225
Счёт получателя 40817810038261911494
Варывдина Ирина Викторовна

Петр Сапожников специально для «Подвига»

Made on
Tilda